Федор Конюхов и Господь Бог
Автор: Юрий Бриль   
03 Ноября 2012

Ответы на вопросы

Ходил в одиночку на Северный и Южный полюса, обогнул на яхте Антарктиду, несколько раз совершал кругосветку, переплывал океаны, поднимался на Эверест, пересекал Гренландию на собачьей упряжке, Сахару на верблюдах… Известные путешественники: Амундсен, Папанин, Седов, Гумбольдт просто мальчишки в сравнении с ним.  Меня всегда восхищали его дерзость, отвага и сила воли. Идя к нему на встречу, мне хотелось задать множество вопросов. Но самый главный был таким: каждое из его путешествий смертельно опасное. И мы знаем евангельскую историю об искушении дьяволом Иисуса. Сатана предложил Иисусу броситься с высоты Храма, с уверенностью, что Господь пошлет своих ангелов и спасет. Иисус ответил, сказано: «Не искушай Господа-Бога своего». Не кажется ли ему, что он достиг необычайных высот и что законы, которые действуют на простых смертных, на него не распространяются? Не искушает ли он таким образом Господа-Бога своего? Этот вопрос у меня отпал, потому что, отвечая на многие вопросы и рассказывая о своих путешествиях, Федор Филиппович отвечал и на него.

konuhovВстреча происходила в Горном университете,  собрались студенты, братья-туристы, скалолазы, альпинисты.  И пришел на встречу друг Конюхова наш екатеринбургский легендарный альпинист Евгений Виноградский. Они вместе поднимались на Эверест, а потом плавали на яхте по Индийскому океану. Евгений недавно вернулся с успешно покоренной вершины К-2, что находится в Пакистане. Это восьмитысячник, вторая по высоте вершина мира, но более сложная, чем Эверест. Они встретились, обнялись, два друга, и, возможно, два самых сильных по духу на земле человека.

– Расскажите пожалуйста о себе, как сложилась ваша жизнь, почему вы стали путешественником.

Биография у меня простая, и мне в жизни повезло, я ничего не выбирал, все было выбрано. Мне сейчас 61 год, много внуков детей. Мой дед по папе Михаил Конюхов, мы родом из поморов. Если представить карту, то чуть правее Соловков есть губа Конюхова. Есть также деревня Конюхово. Я с тех краев. Мой дед участвовал в экспедиции Георгия Яковлевича Седова.

Северная Земля была наша. Но на нее претендовала Норвегия. Ее исследовал Баренцев, проводил картографические работы 1901–1902 гг. Николай 11 послал экспедицию от Адмиралтейства уточнить на карте, чтобы знать, что просят норвежские власти. Как известно Георгий Седов в экспедиции 1912 – 1914 годах  не дошел к Северному полюсу. И мой дедушка просил, чтобы я совершил путешествие к Северному полюсу. А в роду были моряки, рыбаки, священники. Мой прадед и брат моего деда Николай Конюхов были священниками. Они были новомучениками, в восемнадцатом году их расстреляли. Родители у меня с 1916 года, верующие.  С восьми лет я уже знал, что буду как Георгий Яковлевич Седов и, как он, пойду к Северному полюсу.  И в моем роду 5 новомучеников, потому я и стал священником. Сан священника я принял только три года назад, раньше не мог, потому что надо было завершить задуманное. Патриарх Кирилл благославил меня, чтобы я стал священником для путешественников. Сейчас я священник и храм строим Федора Ушакова. И я молюсь за путешественников, которые отправляются в те или иные экспедиции. И когда Женя Виноградский поднимался на К-2, я молился за него. Конечно, хотелось быть рядом, хотя бы в базовом лагере и молиться там, а не в Москве, хотя молитва и не имеет расстояния и преград. Но мы все люди простые, все смертные и нам кажется, чем ближе находишься, тем действеннее молитва.

– Все-таки был выбор, когда вы стали путешественником и почему? Это спорт или еще что-то?

Чтобы путешествовать надо быть романтиком, надо быть фантазером. Не так давно мы с моими друзьями праздновали 45 лет моих путешествий. Я ведь путешествовал во времена Советского Союза, при Брежневе, встречался с Андроповым, встречался с Горбачевым, с Борисом Николаевичем Ельциным.

Я заканчивал художественное училище и академию искусств в Париже, сам художничаю с 1983 года, и награжден золотой медалью Русской Академии, которой награжден еще Репин и Рерих. Я еще член Союза писателей, окончил Одесское мореходное училище, по профессии судоводитель. Потом в ленинградском училище учился на судомеханика.

Раньше я тренировал больше тело физически, сейчас больше тренируюсь духовно. Урок преподал один отшельник. Были в базовом лагере, чаек пили разговаривали с отшельниками, которые устроились вблизи, пили чаек. Один из отшельников спрашивает: «Куда идете?» Мы указали на вершину Эвереста. А он нам говорит: «Я там был». Я посмотрел на его тоненькие ножки и подумал: «Как так, это невозможно». Он сказал: «Я духом там был». Я это запомнил и сейчас больше тренируюсь духовно, уже и возраст не тот, больше времени уделяю молитве. Можно подняться физически, можно духовно. Когда мы развиваемся духовно, душа становится красивая. Я знаю много спортивно-талантливых людей мастеров спорта, которые занимались только спортом, плохо кончили, кто спился, кто-то начал курить, кто-то в тюрьму попал. Спорт – это не панацея. Сколько их осталось, из моих друзей, единицы. Мы как православные должны чистить свою душу, молиться.

Вам приходилось встречаться с пиратами?

Пираты они всегда были, есть и будут. Хотелось бы, конечно, чтобы их было меньше. Я встречался и с сомалийскими пиратами.  Я разговаривал с президентом Сомали. Это бывший очень известный пират. Такие своеобразные Робин Гуды, ограбить корабль, а деньги потратить на строительство, на дороги.

Бог создал землю красивую, создал человека по образу и подобию себя. Я был на всех континентах, во многих странах, больше сотни стран видел много людей. Встречался, жил подолгу. Нет на земном шаре некрасивых людей, все красивые. Все созданы по образу и подобию Бога. Те же сомалийцы, те же филиппинцы. Только политическая система, военная система их исказили, и они стали бандитами.

Я пересекал на собачках всю Аляску, Гренландию. Путешествовал в Эфиопии, в Калмыкии, вы знаете, пески, пустыня очень красивая, особенно когда цветет. Очень красивые горы, очень красивые моря, очень красивые степи, леса, тайга, реки. Не мог допустить Создатель, чтобы где-то было некрасиво. Но есть места, где человек превратил божественный лик в отхожее место. Я пишу книги и в них стараюсь показать красоту нашей земли, чтобы молодые люди видели и берегли ее.

Когда вы путешествуете, что вы с собой берете, как рассчитываете, чтобы вам хватило пищи?

Видите ли, все зависит от экспедиции. Морская экспедиция – это одно, на собачьих упряжках – другое, пустыня – третье. Я пересекал Эфиопию, там самая жаркая пустыня, градусов 56-58 градусов, 1200 километров, 40 дней. Я был не один, верблюды погонщики, охрана с автоматами. И пища была очень простой. Я помню, встречался с эфиопским патриархом Абуной Павлосом. Был пост, и он жил в горах, в пещере, я увидел горит костерок, дров там нет, на кизяке, на сковородке, без масла жарится пшеница, и он меня угощает. Я подумал, вот даже патриарх кушает пшеницу. Она была не то, что вкусная, а самая безопасная, потому что в тех условия легко заразиться. Много болезней, много микробов, так что прокаленная на огне пшеница – вполне достаточный рацион.

 Когда мы приехали к подножию Эвереста, мы привезли с собой православный крест, но мы не стали его поднимать, в составе экспедиции кроме нас 7 русских православных было 6 человек было из Ингушетии, они мусульмане, шерпы, их было 14 человек – буддисты. Эверест принадлежит не только какому-то народу, какой-то вере, а каждому, и мы не стали его поднимать, а поставили там, где мемориальные доски, русские погибли на Эвересте. Поставили рядом с Сережей Арсентьевым, он наш друг Женя его знает.

Как ваша семья относится к вашим путешествиям, как вы совмещаете свое увлечение и свои семейные обязанности?

То, что вы задаете этот вопрос, говорит о то, что вы на правильном пути.         Значит, что семья для вас не пустой звук. У меня много детей и внуков, моя семья знает, что то, чем я занимаюсь – это мое дело. Я думаю так, если говоришь что, то и делай. Есть такие родители: говорят детям: «Не кури!», а сами сидят и курят. Или: «Не пей», а сами сидят и потягивают пиво. То, что можете делать, делайте, и вас будут уважать. Если любят друг друга люди, то покидаешь на несколько дней или несколько месяцев, это не значит, что семья должна распасться. Я всегда говорил, а как рыбаки, а как летчики, а как полярники? Они же тоже на большие сроки оставляют своих близких. Близкие знают, что я еду в экспедицию, экспедиции нужны. Научные экспедиции или спортивные, чтобы поставить рекорд…

Плавание вокруг Антарктиды. Как я мог стоять в сторонке, если 6 лет шла подготовка. Кубок Антарктиды, кто может пройти, не выходя за ревущие сороковые, 45 градус и 60-й. И был выставлен такой приз: тот, кто пройдет этот маршрут, то в честь него и его яхты назовут сектор в Антарктиде. Есть уже сектор Амундсена, Скотта и я не мог стоять в стороне, 6 лет шла подготовка. Назвали сектор Федора Конюхова, яхта «Алые паруса» но это не важно, важно, что русский сектор. Вышли, и мне с божьей помощью повезло. Англичане сошли, все сошли. Там айсберг перекрыл весь переход. Канадцы дали такой прогноз со спутника, что длина айсберга 42 километра. Он плывет, ломается. За ним шлейф, куски льда. Если бы англичане не сошли, они бы были первыми. У них лучше яхты, они лучшие гонщики, чем я.

Какие музыку вы слушаете в океане?

В океане нет музыки, есть звуки, шум ветра, шум воды за кормой. Слушаю дельфинов или крики китов. Парят альбатросы, но альбатросы, эти гигантские птицы, молчаливы, я никогда не слышал, чтобы альбатросы кричали. А человек привык к голосу, и очень устаешь от отсутствия голоса. Скучаю по голосу. В общей сумме в океане я пробыл больше тысячи дней и ночей в одиночестве. В океане пустота, особенно если идешь к южному или северному полюсам.

В океане ровная поверхность, нет возвышенностей, гор. Горизонталь. Нет вертикали. И это тоже действует на психику. Каждая экспедиция – это 70 – 80 – 120 дней, Мои близкие подсчитали. Только 6 кругосветок, а каждая 30 тыс. миль. И еще сколько раз пересекал океан. Расстояние от Земли до Луны 380 тыс. Считайте, до Луны и обратно я сходил в одиночестве. Конечно, я брал с собой магнитофон, ставил духовную музыку и классическую. Слушал наших бардов, таких как Высоцкий, Талькова, Визбора, Цоя. Мне нравятся слова, эти тексты как будто написаны обо мне. Книги беру, классику беру, детективы, чтобы отдохнуть. Конечно, Евангелие.

Когда вы читаете, кто управляет судном?

Не подумайте, что я все время читаю. Нет, конечно. Бывают стоянки. А яхта движется с огромной скоростью. На земном шаре еще не придумали еще двигателя для плавсредства, которое бы по скорости и по дальности могло бы сравниться с яхтой. Вот сегодня французы, я их знаю, вышли к Ламаншу. За 45 дней они совершили кругосветное плавание. Нет еще такого двигателя, с которым бы можно было пройти вокруг света за 45 дней. Ни крейсера, ни ракетоносцы. 38 – 40 – 42 узла крейсер может идти 6 – 8 часов, потом обязательно сбросит скорость. Представьте мою яхту. Мачта – 30 метров, 1200 метров только парус. Это почти как стадион. Она напичкана электронным оборудованием. Вообще один человек не может справиться со всем этим. Не хватает ни сил, ни времени. Мне помогают, мне сообщают информацию, меня ведут. Япония, Чили, Америка передают информацию. У меня нет кровати, я сижу в кресле. 15 минут сплю, два часа работаю. Если я не сплю, я читаю. На яхте очень большая нагрузка. Когда я был маленьким, мне говорили: ты должен быть не только штурманом, но и механиком, врачом, и экономистом, и юристом. Я и болел, и делал себе операцию.


Продолжение следует

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наше турагентство

Наши маршруты
Тур: «Израиль»
Сейчас на сайте:
  • 6 гостей
D-студия «400 котов»
©"Орден вольных путешественников", 2010
© Д-студия "400 котов", 2010
Перепечатка только с разрешения авторов проекта.
Все права защищены
Яндекс цитирования