Окрестности Екатеринбурга
Автор: Юрий Бриль   
01 Апреля 2012

Озеро Шувакиш

Жемчужиной северных окрестностей Екатеринбурга всегда было озеро Шувакиш, размерами 2 на 2,5 км. Еще не так давно живы были люди, видевшие его в первозданной красоте. Один из них, первостроитель Уралмашзавода А.П. Осипов, так описывал свои впечатления от озера в 1929 г.:

"Перед нами открылась удивительная по своей красоте панорама. Озеро представляло собою огромную чашу, наполненную водою и обрамленную кругом широкой лентой березняка. Первое время мы стояли молча, зачарованные этой красотой. Подобно искусному живописцу, природа по всему пространству с неподражаемым мастерством разлила свои краски. Не хотелось оторвать взор от этой величественной картины, отраженной в зеркале воды со всеми ее красками. Было тихо. Вся природа как будто к чему-то прислушивалась, затаив дыхание. У берега были привязаны две лодки. В чистой воде виднелось дно, поросшее водорослями. «Какая прелесть! – думал я, -- как много воды, которой воспользуются жители соцгорода». Полюбовавшись этой красотой, мы тем же путем вернулись к себе в отдел. Мог ли я предположить, что этот огромный водный простор постепенно исчезнет, а дно озера постепенно превратится в пустырь и покроется кустарником и дикой травой."

Да, действительно, воды в озере было много, даже две речушки вытекали: Пышма и Калиновка. Испокон века в озере полно было рыбы, но ловить ее разрешалось только с позволения начальника Уральского горного правления – в Государственном архиве Свердловской области до сих пор хранятся соответствующие документы.

Но весной 1930 г. начали бурить первую скважину на берегу, чтобы напоить будущих жителей поселка машиностроителей. Профессор-гидрогеолог М.О. Клер, пронаблюдав за откачкой воды из первой скважины, сделал важное заключение: намеченный для бурения район перспективный.

И озеро стало мелеть. Особенно заметно Шувакиш сдал в тридцать девятом. Рассказывают, что в дождливую осень сорок третьего северная сторона взблеснула водой, но это уже было последний раз. И последний раз зашел с северного берега, выкупался в Шувакише профессор-гидробиолог М.О. Клер, делавший еще не так давно впечатляющие прогнозы относительно водоносности скважин. И вскоре озеро совсем  высохло, там, где была вода – стога сена. Высохло озеро, не стало и воды в скважинах, насосы пришлось остановить.

Так вот, по недомыслию, загубили источник прекрасной воды в черте города. Те, кто родился в сороковых, еще помнят ее бесподобный вкус. Шувакишская вода не требовала никакой дополнительной обработки – наливай в стакан, пей и наслаждайся. Сейчас такой и в бутылках не купишь! Не ценили то, что имели. И добро бы только на питье ушла вода, ведь большую часть растратили на бытовые нужды! Сейчас и в голову никому не придет мыть бутилированной водой полы или стирать в ней белье. Понятно, что и в сливной бачок унитаза ее не заливают.

У тех, кто наведывался на берега Шувакиша теплилась надежда спасти озеро, хотя бы небольшой его осколочек. Почистить, привести в порядок берега... И нашлись люди, которые попытались эту идею осуществить. В их числе – инженеры с Уралмашзавода В.М. Федосеев и Б.С. Сомов. Не раз они вместе ходили по лугу, над которым раньше плескалась вода. Нога у Федосеева была жестоко изранена на фронте, ему было тяжело, но терпел. Однажды провели такое исследование: забили в грунт насколько могли глубоко кол, потом извлекли его и собрали серую массу, напоминавшую холодец, которая его облепила. Удивило, что эта масса совершенно не запачкала руки. Но еще более удивило заключение УралНИИсхоза: это сапропель, причем очень высокого качества, вполне годный не только на удобрение полей и корм свиньям. Этот сапропель оказался сходен со знаменитыми молтаевскими грязями, теми, что успешно применяются для лечения опорно-двигательного аппарата на уральском курорте «Самоцвет».

Тогдашнее руководство Уралмашзавода поддержало идею восстановления Шувакиша. А заодно и очистки озера Вашты, даже два земснаряда купили. Но потом запал прошел, земснаряды куда-то пропали. А народу объяснили: ученые дали заключение, что восстановить озеро невозможно. Только мало кого убедил этот аргумент, уж кто-кто, а уралмашевцы хорошо знают – далеко не все заключения ученых потом подтверждаются.

И действительно, в середине шестидесятых озеро само собой начало понемногу оживать: луг заболотился, потом и небольшие озерца с чистой водой появились. А в начале восьмидесятых вода в озере начала прибывать очень быстрыми темпами.

Озеро наступало, затапливало молодой лес, а стока из него уже не было. И вода начала гнить. В 1937 году исток Калиновки из Шувакиша наглухо перекрыли дамбой, надеясь, что озеро перестанет мелеть. Но это не помогло

Что же касается Пышмы, то сток в нее оказался забитым, как пробкой, многолетними органическими наслоениями, и чтобы восстановить исток требовалась элементарная чистка русла реки. Понятно, что никаким государственным организациям это не надо было. Умирает озеро – ну и ладно. Что с того?

Оздоровили озеро уралмашевские садоводы, чьи участки затопил Шувакиш. Они решили восстановить древний сток озера в Пышму. Решение это приняли на уровне здравого смысла, без всяких геодезических исследований: раз был сток, значит, его можно восстановить!

Прошлись с длинными заостренными палками в окрестностях озера, обозначили вешками древнее русло Пышмы и потом работали как проклятые два сезона, но сток получился мизерным, вода шла не из озера, а из прибрежного болота. А сил на то, чтобы углубить и расширить канаву, довести ее до озера, не было.

И тогда на помощь садоводам пришла дирекция Уралмашзавода. На каком-то торфянике раздобыли болотный экскаватор и за неделю тот восстановил древний сток, наглядно продемонстрировав преимущества техники перед лопатой. Когда экватор последний зачерпнул болотный грунт, из озера ринулся огромный вал необычайно вонючей воды, и едва не унес с собой тяжелую землеройную машину.

И тут произошел скандал, точнее даже два. Водяной вал устремился в сторону г. Верхняя Пышма и затопил дорогу в Свердловск, ту самую, что когда-то называлась Верхотурским трактом. Да тут еще первый ноябрьский мороз ударил, образовалась такая наледь, что даже автобусное сообщение с областным центром прервалось. И произошло это как раз в канун празднования очередной годовщины Октябрьской революции. Что тут началось! Власти Верхней Пышмы никак в толк не возьмут – откуда осенью могло взяться наводнение? Обратились к областным властям, те провели расследование… Но Уралмашзавод в то время был так велик и могуч, что инцидент удалось замять.

А еще возмутились археологи. Дело в том, что на берегу Шувакиша они раскопали очень древнее поселение. Наверное, от того народа и дошло до нас название «Шувакиш». Оно настолько древнее, что в современных языках ничего созвучного нет. Хотя, если разобраться, экскаватор даже помог ученым в раскопках. Когда они исследовали, то, что он выгреб, обнаружили фрагменты лодки и весло, хорошо сохранившиеся в торфе. Радиоуглеродный анализ показал их возраст – 4,5 тысячи лет, т.е., это одни из самых древних рукотворных предметов, оказавшиеся в руках ученых.

Потом в экосистеме Шувакиша установилось некое равновесие: озеро уже не расширяется, но и не сокращается. И вода в нем теперь чистая. Добычливые трудящиеся карася наладились промышлять, по уткам палить, их тут много. Журавли прилетают, над водой чайки кричат.

А по берегу в запущенном малиннике памятниками социализму до сих пор стоят  каменные коробки, где когда-то подремывали операторы и трудились насосы.

Пышминские древности

На Шувакише для жизни всегда было все, что необходимо: лес, в котором водилось немало всякого зверья, в озере и речках полно рыбы. Тут же медные и железные руды, чтобы плавить металл. Кто знает, может и скифское золото добывалось где-то в этих же местах. И кто знает, может те самые люди, стойбище которых на берегу озера обнаружили археологи, и построили дольмены немного ниже по течению реки Пышмы? Дольмены (в переводе с кельтского "каменный стол") обнаружил краевед Анатолий Бодрых еще в 1958 году. Подобные находки зафиксированы на Кавказе, в Америке, Индии и Австралии.

Какую функцию выполняли пышминские каменные сооружения, спор идет уже несколько десятилетий. Среди них и такие версии: лесорубы использовали их для хранения продуктов; это нечто вроде больших печей для отопления помещения; это место для захоронения умерших. Есть и такая, самая пикантная - в каменные ниши в древние времена забирались бесплодные парочки и занимались в них любовью. Вроде бы, помогало…

Сам же первооткрыватель уральских дольменов, Анатолий Бодрых, полагает, что это - родовые поминальные святилища. Но каким образом древние люди ворочали глыбы весом в несколько десятков тонн, доподлинно неизвестно. Так же как нельзя точно назвать возраст каменных конструкций. Археологи считают, что дольмены сооружены во времена аяцкой культуры, а она зародилась за 3 тысячи лет до нашей эры. А Анатолий Бодрых полагает, что первые дольмены появились значительно раньше – за 10 тысяч лет, т.е., они старше египетских пирамид. Тогда местность была совсем другая – тундра вместо леса, что и позволило таскать каменные глыбы.

Мужицкий заводик

В Петровскую эпоху, с начала XVIII века, к Среднему Уралу стали проявлять повышенный интерес и казна, и отдельные предприимчивые люди. Искали металлы, прежде всего, медь и железо. О поисках золота вначале и не помышляли – не находили его ранее на территории государства Российского.

В то время и построили небольшой железоделательный заводик в верховье Пышмы, совсем неподалеку от ее истока из озера Шувакиш. Вот как излагает его историю Е. Л. Курлаев: Впервые предприятие это упоминается в указе тобольского губернатора Матвея Гагарина от 11 марта 1706 г. управляющему Уктусского завода Иванову Воинову.

В нем говорится, что в 1704 г. «по указу Великого Государя и по указной тобольской памяти москвитин, тяглец Новомещанской слободы Ларион Игнатьев сын Мясников» построил малые «рукодутные» печки на ручье, вытекающем из Шувакиша и впадающем в р.Пышму. И «велено было у Лариона с того железа брать десятый пуд в казну Великого Государя».

В этом же году, не рассчитав силы, Ларион вместе с женой и заводом был отдан «в зажив головой» за долг в 300 руб. своему кредитору «москвитину гостиной сотни» Степану Болотову. С 1707 года по 1709 год Степан Болотов находился в Москве, в то время как Мясников продолжал плавить по договоренности с ним руду на заводике.

В 1708 году, в отсутствие С. Болотова, строитель и основатель завода Мясников был убит «неведомыми людьми». Его жена Анна вышла замуж за арамильского крестьянина Терентия Данилова и все пожитки взяла себе, по ее словам, не ведая о сделке с С. Болотовым. Завод же она передала в аренду арамильскому крестьянину Алексею Чебыкину и кузнецу Ивану Чусовитину.

Вернувшись из Москвы, С. Болотов подал жалобу в Тобольск из-за того, что на его Шувакишском заводе и из его руды плавят железо арамильские крестьяне. Возможно, тяжба с новыми арендаторами продолжалась до 1 июня 1710 года, когда на Уктусский завод прибежал А. Чебыкин и сообщил, что «набежали к заводу башкирцы человек с 10 и больше и убили работников арамильских крестьян 7 человек, а коней и рогатый скот согнали без остатку».

После нападения предприятие было восстановлено, им продолжал владеть С.Болотов, пока в 1712 году не продал нижегородцу Ивану Леонтьевичу Маслянице. В период владения заводом И.Л. Масляницей, приказчиком у него был Ларион Болотов, очевидно, родственник С. Болотова. Не повезло и И.Л. Маслянице. Летом 1715 года его убили беглые с Уктусского завода, среди которых оказался и пленный швед, а деньги и имущество разграбили. В конце 1715 года Шувакишский завод, уже изрядно обветшавший, отдали плавильщикам-тулякам Андрею Мингалеву и Ермилову за 51 руб.

Последним годом работы предприятия, скорее всего, стал 1716, когда последний владелец Михаил Пастухов привез на Уктусский завод кричное железо. Археологи, обследовавшие территорию этого заводика, нашли остатки домницы, основание сыродутной печи с выплавленной, но не извлеченной крицей, остатки двух жилых построек. Мы тоже обследовали это место с помощью краеведа С.П. Горского, нашли куски запекшегося шлака, крицы. Сейчас одна из них находится в музее Истории Уралмашзавода.

Калиновские разрезы

Калиновские разрезы – это уже своеобразный рукотворный природный памятник. Сейчас это небольшие водоемы в глубоких котловинах, образовавшихся в результате работы драги золотодобытчиков.

Драга – это настоящий плавучий завод со множеством машин разного назначения, с собственной обогатительной фабрикой. Стальные черпаки, нанизанные на цепь, непрерывно поднимают со дна породу. По лоткам и конвейерам породу подают на обогащение. Здесь из нее выделяют ценные элементы, остальное — возвращают на дно или в отвал.

Драгу запустили в 1934 г. на р.Пышме, но, видимо, добралась она и до совсем маленькой речушки – Калиновки. Кстати, это была первая в стране драга, изготовленная из отечественных материалов рабочими то ли Воткинского, то ли Ижорского завода. В августе того же года ее посетил прибывший на Урал Народный комиссар тяжелой промышленности СССР Григорий Константинович Орджоникидзе. Участники этой встречи - помощник заведующего драгой К.И. Шиманов и рабочий А.Г. Дудин - рассказывали потом, как Орджоникидзе знакомился с устройством и работой механизмов драги, любовался добытыми самородками. Потом долго в непринужденной обстановке беседовал с рабочими о жизни, выслушал их просьбы и предложения, похвалил за образцовый порядок на драге и самоотверженный труд.

Конечно, драга нанесла страшный урон природе. Но со временем исковерканная земля покрылась лесом и на Калиновке образовались красивые пруды. Вокруг них сейчас - живописный сосновый лес, кустарник, сухие, уютные поляны.

Это парк – «Калиновские разрезы» площадью около 50 гектаров. Там оборудованы купальня, лодочная станция, разбиты дорожки. Летом сюда приходят и приезжают на автомашинах целыми семьями. Особенно хорошо здесь детям: берега водоемов мелкие, пригодные для купания. Есть тут и глубокие места для взрослых. На полянах много цветов, встречается земляника. Добираться сюда очень просто: если доехать на трамвае до остановки Улица Шефская, то до Калиновских разрезов останется пройти полтора километра по хорошей, накатанной дороге. Теперь там еще действует Культурное Рыбное Хозяйство "Рыбалка на Калиновке". Частное предприятие очистило от мусора водоем и запустило в него рыбу: форель, карп, японский карп Кои, щука, лещ, сиг, рипус, ротан, чебак, окунь. Радужная форель достигает веса 6,5 кг, а весной 2007 года запустили еще и янтарную форель. В сентябре здесь устраиваются соревнования по ловле на спиннинг хищных пород рыб. Называется этот праздник «Днем Щукаря».

Авторы: Юрий Бриль и Сергей Агеев. Опубликовано в книгах "Неизвестный Уралмаш" 2003 г. и "Орджоникидзевский район", 2010 г. Уральским литературным агенстством.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наше турагентство

Наши маршруты
Тур: «Израиль»
Сейчас на сайте:
  • 1 гость
D-студия «400 котов»
©"Орден вольных путешественников", 2010
© Д-студия "400 котов", 2010
Перепечатка только с разрешения авторов проекта.
Все права защищены
Яндекс цитирования